Я - муж

Мадмуазель, станьте моей женой

Женюсь, женюсь, какие могут быть игpушки
И буду счастлив я вполне

У меня намерения серьёзные

Я слышал (и читал) много историй, о том, как дети: и девочки, и мальчики, ещё будучи совсем небольшими довольно серьёзно рассуждали о будущей своей семье; о своих мужьях и жёнах, которые у них будут.

И совершенно ничего подобного не могу сказать о себе. Влюблялся страстно и много. И в детском саду в Олю и в Машу. Ухаживал за обеими. Даже не ухаживал, ухлёстывал! Оля отвечала взаимность, Маша – нет. Я страдал… Оля утешала, как могла. Получалось у неё, я вам скажу, здорово! Сейчас должна (по голливудскому сценарию) прозвучать фраза: “Такие как Оля, становятся хорошими жёнами (или ещё кем-то там… Опять же, если по сценарию). Но нет, не прозвучит! Все девочки становятся хорошими жёнами для своих мальчиков.

В школе, в младших классах, влюблялся в год по нескольку раз! В одноклассниц, в новеньких, в старших, в младших, в подруг брата и подруг сестёр, в учителёй, в девочек в музыкальной школе. В тётенек у мамы на работе. В общем, страдал страшно. Стихи писать начал лет с 9-10. Всё о любви!

Чуть постарше, лет в 12-14 страсти бушевали как вулканы! Наделённый полной свободой (ну, почти полной) и доверием мамы (папа к тому времени уже ушёл) я имел возможность всё лето проводить у друзей в деревне (кстати, на родине С. Есенина) и всю ночь, до самых петухов, гулять с местными нимфами и целоваться до кровавых губ. В городе же у меня также были прекрасные подруги и феи, не разделяющие мои чувства.

И никаких даже намёков на мысли о семье, жене, детях… Ну хоть бы что-нибудь, типа “вот Даша, хорошая такая, добрая, наверно будет замечательной женой для меня”. Нет. Ничего.

Однажды с друзьями – а у нас была большая весёлая компания, которую объединяла страсть к театру, мы все занимались в студии КНТ, играли в спектаклях и устраивали капустники – вечером на Старый Новый год ужасно замёрзнув (морозы, брат, стояли о-го-го!) мы решали, куда бы нам пойти погреться, а заодно и выпить чая с плюшками. Кто-то из девочек, то ли Нина, то ли Лариса, предложил пойти к подруге, жившей совсем неподалёку. И мы, радостные, с красными замёршими носами, весело зашагали в указанном направлении.

Подруги дома не было, и вообще никого не было дома. Зато был тёплый, светлый, просторный подъезд красивого дома сталинской постройки. И, удобно устроившись вокруг батареи, мы весело и громко, постоянно перебивая друг друга, рассказывая разные весёлости и рассуждая о смысле бытия, принялись отогреваться…

Прошло сколько то времени. Мы никуда не торопились – мы были молоды, куда нам торопиться, и не считали минут и часов. И вдруг я увидел прекрасную нимфу, с золотыми кудрями, кокетливо выглядывающими из-под очаровательной беретки, какие носили в 30-е годы. Не успела она переступить со ступеньки на ступеньку, а я уже знал: “Эта девушка будет моей женой!” Вот так впервые, совершенно внезапно для себя, я не просто подумал о жене, а обрёл абсолютную уверенность в том, что это непременно случиться, и случиться, определённо, скоро.

Конечно, это оказалась подруга нашей театральной подруги! Мы пили у неё чай и ели сушки (плюшек не было). Я позабыл всех своих подруг, не сразу, конечно. Моя деликатность не позволяла мне на тот период времени вот так, в одно мгновенье, объявлять о разрыве.

Поженились мы через 3 с небольшим года. Жили долго и счастливо. Рожали и растили детей. Переживали горести и печали, радости и много чудесных мгновений.

Не могу сказать, что за 20 с лишним лет нашей жизни, я больше никогда не влюблялся. Отнюдь… Но любил и был привязан всегда только к ней, “юной, прекрасной нимфе, с золотыми кудрями, кокетливо выглядывающими из-под очаровательной беретки”.

Мы развелись, когда мне было 40, а значит, почти 4 года назад. И о том, как это произошло и по какой причине – я напишу завтра, а послезавтра, в субботу, проснувшись не рано в свой выходной, за утренним кофе вы сможете наслаждаться ещё одной историей папы в декрете (то есть – меня) и обсуждать потом с коллегами на работе “того самого Павлова”, который… Или забыть сразу, как что-то неинтересное, лишнее, ни как не относящееся к вашей спокойной и размеренной жизни.

Женюсь, женюсь и холостяцкие пиpушки
Источник teksty-pesenok.ru
Затихнут сгинут без следа
Hо вы, но вы ,мои вчеpашние подpужки
Мои вчеpашние подpужки
Со мной останетесь всегда
Hе плачьте, сеpдце pаня
Смахните слезы с глаз
Я говоpю вам до свиданья
Я говоpю вам до свиданья
Pасставание не для нас

Спасибо за внимание! С уважением к читателям и благодарность Богу, Николай Павлов.

[su_spacer size=”40″]

[metaslider id=”637″]

[su_spacer size=”40″]

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

71 − = 64